Родина — одна. Хорошей или плохой мы делаем её сами.
 
 
 
 
e-mail: zakaz@delokrat.org
Ленинград: 8-952-207-4809
Регионы: 8-905-250-4192
(пусто)
 
Каталог
Случайные товары
Новости
Статьи

Как правило, имена создателей прославленных архитектурных и скульптурных творений Петербурга хорошо известны. Но вот о непосредственных исполнителях творческих замыслов архитекторов и зодчих или ничего не известно, или очень мало. А ведь без их тяжелого физического труда не могли бы получить окончательного завершения многие художественные произведения. Одним из таких мастеров был вологодский каменотес и ваятель - Самсон Ксенофонтович Суханов, чей 250-летний юбилей со дня рождения отмечается в этом году. Сын бедного пастуха и батрачки Самсон Суханов из Вологодской губернии, работавший в Санкт- Петербурге в начале ХIХ века, вложил труд и талант в такие уникальные творения архитектуры, как Казанский собор, Фондовая биржа, Горный институт, Исаакиевский собор, Адмиралтейство и многие другие сооружения, являющиеся и сегодня украшением города на Неве. Его руками в Царском Селе была создана ванна необыкновенных размеров, называемая тогда восьмым чудом света. Шары из гранита, Ростральные колонны на Стрелке Васильевского острова, колонна Победы для Риги, пьедестал для памятника Минину и Пожарскому в Москве - тоже его творения...

В ряду советских лидеров едва ли не самой противоречивой остается фигура Юрия Владимировича Андропова. Характерно уже то, что и апологетика, и критика одного из последних Генеральных секретарей ЦК КПСС почти в равной мере исходят как из правого, так и из левого политических лагерей. И действительно, ведь для одних он - ярый защитник советской ортодоксии, душитель свободы, один из главных вдохновителей силового решения венгерского (1956 год) и чехословацкого (1968) кризисов, а также непримиримый враг «узников совести». Но для других — человек предельно трезвого склада ума, понимавший необходимость глубоких экономических и политических преобразований, хотя и предпочитавший «торопиться медленно». Чрезмерный максимализм обеих точек зрения не требует доказательств, однако нет совершенно никаких оснований полагать, что истина лежит строго посередине. ...

Из тысячи "потаенных судов", созданных в России за 110 лет подводного кораблестроения, как минимум, 840 построено по проектам КБ "Рубин". И 260 из них связаны с именем академика Игоря Спасского. Как теперь понимаешь, случайных совпадений не бывает. А сам академик Спасский сказал об этом так: "На формирование человека в детстве, когда закладывается характер, влияет огромное количество факторов. Но главное - не в том, где ты родился, а в каких условиях рос, как тебя воспитывали родители, как на тебя влияла среда обитания. ... Игорь Дмитриевич всегда видел суть задачи и единственно возможные пути ее решения. Не было ни одного документа, который бы Игорь Дмитриевич просто так, машинально, подмахнул. Он всегда вникал в глубину процесса и требовал всесторонних обоснований, прежде чем наше бюро предлагало какой-либо проект заказчику.  Он жесткий руководитель. Если приносишь ему проект, проект должен быть детально просчитан и обоснован до мелочей. Игорь Дмитриевич всегда настаивал, чтобы мы просчитывали перспективу и постоянно были в курсе лучших российских и зарубежных конструкторских достижений.

Русская военная эмиграция: международный аспект

Русская военная эмиграция: международный аспект


Андрей Торин, редактор журнала «Международная жизнь»:

"Вышла в свет книга российского востоковеда, эксперта Российского совета по международным делам (РСМД) и Института Ближнего Востока Сергея Балмасова, посвященная участию выходцев из России, преимущественно белоэмигрантов, в конфликтах межвоенного периода 1918-1939 годов. Подобные труды появлялись и ранее, но по своей полноте новая работа пока, по-видимому, не имеет аналогов в отечественной практике.

Сергей Балмасов хорошо известен как автор ряда трудов по истории деятельности русских военных во французской, китайской и японской армиях. Однако до сих пор они были посвящены отдельным региональным особенностям и не представляли общей панорамы той деятельности, которую вели наши соотечественники в период между двумя мировыми войнами. Исследование выстроено по географическому принципу и охватывает Ближний Восток и Африку, Балканы, страны Центральной и Восточной Европы, Испанию и Латинскую Америку.

В частности, немалый интерес представляет собой история основания, функционирования и деятельности Персидской казачьей бригады и ее вклада в становление вооруженных сил Ирана в период с 70-х годов XIX века и до начала 1920-х годов. Этот период вместил в себя события кануна и хода Первой мировой войны, борьбу персидских казаков против Гилянской советской республики в 1920 году, попыток советизации Ирана, и переворота 1925 года, в ходе которого шахом стал «персидский казак» Реза Пехлеви. В труде Сергея Балмасова подробно рассказано о характере противоречий между деятелями русской военной эмиграции в Персии и крупнейшими европейскими державами, включая Великобританию, сыгравшую в конечном счете важную роль в ликвидации бригады.

Российские военные оставили свой след и на земле Саудовской Аравии. Здесь они внесли значительный вклад в становление боевой авиации и борьбу, которая развернулась между Хиджазом и Недждом в 1924-1925 годах, а также в ходе Йеменской войны 1932-1934 годов. В событиях, которые разворачивались в эти годы и привели в конечном итоге к появлению на политической карте мира Королевства Саудовская Аравия, приняла участие саудовско-русская летная школа. Интересно, что завербовал белых офицеров на службу в авиации знаменитый британский разведчик и дипломат Томас Эдвард Лоуренс. Особенно важную роль в подготовке военных кадров для саудовских ВВС сыграли полковник Широков, капитаны Бобров и Найденов. Дольше всех служил Николай Найдёнов, который в отличие от своих сослуживцев, погибших еще в 1920-х годах, прожил довольно долгую жизнь, умер в Египте в 1947 году и похоронен на кладбище православного греческого монастыря Святого Георгия в Старом Каире. С.Балмасов считает, что дальнейшее изучение истории военно-технического сотрудничества Эр-Рияда и русской военной эмиграции могло бы способствовать дальнейшему развитию контактов между Москвой и Эр-Риядом.

Особой страницей стала деятельность русских эмигрантов в Королевстве сербов, хорватов и словенцев (с 1929 года – Королевстве Югославия). Напомним, что после эвакуации из Крыма Русская армия Петра Врангеля оказалась в исключительно сложных условиях. С.Балмасов приводит в своей книге интересный фрагмент воспоминаний генерала от кавалерии Павла Шатилова о переговорах с премьер-министром КСХС Николой Пашичем, касавшихся предоставления убежища военным, фактически интернированным на острове Лемнос.

Русские эмигранты несли службу в пограничной страже на границах с Австрией, Албанией, Венгрией и Румынией. По общему признанию, самым угрожаемым участком был албанский. Попытки заменить пограничную охрану «финансовым контролем», предпринятые в 1922 году, ожидаемого результата не дали: русские, особенно казаки, имели значительно больший опыт ведения кордонной службы в России и отлова контрабандистов. Поэтому уже год спустя во вновь образованную «финансовую стражу» был объявлен очередной набор русских. Рассказано в труде С.Балмасова и об офицерах, служивших в регулярной армии и военно-морском флоте Югославии.

Впрочем, к концу 1920-х годов от службы белогвардейцев в военных структурах Белграду пришлось отказаться, и не последнюю роль в этом сыграла позиция Советской России, которая видела немалую опасность для самой себя как в зачислении королевским правительством целых подразделений на службу, так и в том, что непосредственно на территории страны находился и активно действовал штаб Русского общевоинского союза (РОВС). В Москве не без оснований считали, что местные эмигранты могли бы при благоприятном стечении обстоятельств быть использованы против него в очередном военном походе против СССР.

Исключительный интерес представляет раздел труда, посвященный пребыванию белоэмигрантов на территории Болгарии. Как хорошо известно историкам, они приняли активное участие в военно-монархическом перевороте 9 июня 1923 года, в ходе которого было свергнуто левое однопартийное правительство лидера Болгарского земледельческого народного союза (БЗНС) Александра Стамболийского. Сам глава правительства был арестован и погиб в тюрьме. Напомним, что кабинет министров, находившийся у власти с 1920 года, постоянно подвергался критике со стороны правых партий за заигрывания с «красной» Москвой и проведение аграрной реформы, напрямую подрывавшей позиции крупного землевладения.

 В организации переворота приняли активное участие организации «Народный сговор», «Военная лига» и некоторых консервативные партии. С.Балмасов также подробно рассказывает о помощи, которую белоэмигранты оказали официальной Софии и новому правительству Александра Цанкова в подавлении Сентябрьского восстания 1923 года, которое было поднято против новых властей коммунистическими и анархистскими организациями. В работе приведены подробные свидетельства о восстании как в белоэмигрантской печати, так и в просоветских и коммунистических источниках того времени.

Бывшие белогвардейские офицеры принимали активное участие в гражданской войне в Испании 1936-1939 годов. В числе источников, освещающих события гражданской войны в Испании, С.Балмасов опирается на дневники и воспоминания генерал-майора Николая Шинкаренко, служившего в Испанском иностранном легионе и участвовавшего в боях против республиканцев на Северном и Арагонском фронтах.

Однако к тому времени отношение в среде русской военной эмиграции к Советскому Союзу по ряду причин изменилось, поэтому среди участников этого военного конфликта немало не только тех, кто поддерживал Франко, но и тех, кто воевал на стороне правительства Народного фронта, причем последних было значительно больше. В частности, бывший полковник Вооруженных Сил Юга России (ВСЮР) Владимир Глиноедский (полковник «Хименес» в Испании) стал членом военного совета Арагонского фронта и командующим его артиллерией. В декабре 1936 года он погиб в одном из боев.

Большинство белогвардейцев, выступивших против Франко, воевали в составе интернациональных добровольческих частей: канадского батальона имени Уильяма Лайона Макензи и Луи Папино, балканского батальона имени Георгия Димитрова, сводного батальона «Чапаев», польского батальона имени Ярослава Домбровского, франко-бельгийской бригады (позже 14-й Интербригады).

Немалое число белоэмигрантов принимало участие в политических и военных событиях в Латинской Америке. Особый интерес вызывают те страницы исследования, которые посвящены борьбе русских и парагвайских военных против прогерманского режима Боливии в ходе Чакской войны 1932-1935 годов. Правда, справедливости ради нужно отметить, что этот конфликт был вызван как территориальными спорами между Парагваем и Боливией из-за области Чако Бореаль, так и амбициями крупных нефтяных корпораций – североамериканской «Standart Oil» и британско-голландской «Royal Dutsch Shell» - предполагавших, что на этой территории находятся значительные запасы «чёрного золота», и стремившихся к обеспечению монопольного права на его добычу. Первая из них обеспечивала американскую военную помощь дружественному боливийскому режиму, отправляя ее через Перу и Чили. В свою очередь, вторая, используя тогда союзную Лондону Аргентину, усиленно вооружала Парагвай.

Значительный вклад в организацию работы Генерального штаба армии Парагвая внес бывший полковник российской армии, географ, этнограф, антрополог и лингвист, начальник военного училища в Асунсьоне Иван Беляев. В Боливии ему противостоял участник Первой мировой, экс-генерал кайзеровской армии Ганс Кундт.

Военные действия закончились в 1935 году. Но только три года спустя был подписан Договор о мире, дружбе и границах, в соответствии с которым Парагвай сохранял за собой 3/4 территории Чако, в обмен Боливия получила выход к реке Парагвай в узкой 20-километровой полосе.

Разгром Боливии, по словам С.Балмасова, способствовал резкому снижению авторитета Германии в странах Латинской Америки и разрушил перспективы формирования на континенте прогитлеровского блока, перспективы которого рассматривались официальным Берлином вплоть до 1943 года. Что же касается генерала Беляева, то он фактически стал национальным героем Парагвая и после выхода в отставку внес значительный вклад в защиту прав местного индейского населения.

Территориальный спор между двумя странами был урегулирован лишь сравнительно недавно. В апреле 2009 года в Буэнос-Айресе президенты Боливии и Парагвая – Эво Моралес и Фернандо Луго – подписали договор об окончательном урегулировании государственной границы. Остается лишь добавить, что нефть в Парагвае обнаружили только в 2012 году.

Мы коснулись лишь небольшого числа событий и фактов, отраженных в работе Сергея Балмасова. Разумеется, есть у подобной книги и свои недостатки. Например, в ней полностью отсутствуют фотографии, а также именной и предметный указатели, которые могли бы существенно облегчить навигацию. Однако даже в своем нынешнем виде она представит значительный интерес как для военных историков, так и для всех, кто интересуется историей международных отношений в межвоенный период."
Взято с https://interaffairs.ru/news/show/20067


Заказать книгу Балмасов С. "Русский штык на чужой войне"


Вход с паролем

 

Форум газеты Дуэль


 

Самое популярное
 
 
Виноградов С.Н., Кузьмин  - Логика. Учебник для средней школы
Виноградов С.Н., Кузьмин
300руб.
 
 
Мухин Ю.И. - Как не надо делать революцию
Мухин Ю.И.
435руб.
 
 
Таранова Э. - Левитан. Голос Сталина
Таранова Э.
200руб.